+7 (792) 165-89-44
Приветствуем !
Меню

Библиотечная стремянка купить

библиотечная стремянка деревянная

Легкая складная библиотечная стремянка с мягким сиденьем. На 2 ступени. Выдерживает человека весом до 150 кг. Складная конструкция позволяет хранить стремянку компактно.Стремянка библиотечная 2 ступени -

Режиссер Николай Дручек — выпускник РАТИ 2000 года. Был ассистентом учителя, П. Н. Фоменко, на спектакле «Безумная из Шайо». В БДТ поставил «Балладу о невеселом кабачке». Художница Мария Митрофанова — сверстница режиссера (недавно вышла на сцену ее отличная работа в «Снах изгнания» Камы Гинкаса по мотивам полотен Шагала). Но зрителю их «Белых ночей» кажется, что режиссер и художница работают вместе давно, оттого и создали столь целостный мир — «Театръ живыхъ фигуръ» из «Петрушки». Каждый предмет на сцене — метафора, насыщенная смыслами. Все они сцеплены, как слова в стихотворении, окутаны одним серо-золотым воздухом. Так что спектакль «Белые ночи» впору включать в антологию «Поэты о Петербурге»
Во влажном тумане, проплывающем над сценой и залом, мерцает зелено-золотой аквариум. Темные брусья подвешены плашмя: решетки каналов, бревна, упущенные с дровяных барок, или обломки дома Параши из «Медного всадника», плывущие по Неве? Над ними тусклые лучи белой ночи, точно пойманные свет и воздух петербургского городского пейзажа 1810-1820-х.
Мечтатель (Томас Моцкус) — в отрепьях сюртука, порыжелом вздутом цилиндре и ало-желтом жилете, какому позавидовал бы и щеголеватый Н. В. Гоголь, известный любитель жилетов с рисунком «птичий глаз». Походка Мечтателя изломана его одичалым одиночеством, жесты фланера следуют советам учебника бонтона, купленного за пятак где-то на Сенной. Он похож на увеличенную фигурку франта с полотна Сильвестра Щедрина.
Точно оживает Русский музей. Театр почти флиртует с культурной памятью зрителя: цветовыми пятнами, светом, жестами Мечтателя и верной прислуги Матрены (Наталья Курдюбова) заставляет вспомнить залы 1810-1840-х гг.: от «видов» Щедрина и Чернецова до жанров Павла Федотова.

Какой должна быть деревянная стремянка для библиотеки? Такой вопрос вызывает интерес многих людей. В каждой библиотеке обязательно должна находиться библиотечная стремянка.

Коллизия «Белых ночей», драма Настеньки, верная ее любовь и обманутые надежды скорее смешны театру. Сама Настенька Полины Агуреевой — свидетельство тому. Ни бледности, ни строгости, ни оскорбленной достоевской добродетели в ней нет. Семнадцатилетняя девочка, «пришпиленная» к бабушкиной юбке булавкой, порывиста, взбалмошна, кокетлива и наивна. С беззаветным детским эгоизмом Настенька возлагает груз рыцарства на плечи Жильца (Анатолий Горячев) и вериги донкихотства — на плечи Мечтателя. Смешна вычитанная у Вальтера Скотта любовь. И ее герой — румяный, лощеный, полный провинциального шика юноша в зеленом вицмундире. И беспардонные полуобмороки на лестнице при встрече с ним.
Настенька с Бабушкой (Ирина Пегова) сидят почти под колосниками. Их резные стулья в стиле «фальшивой готики» (модном в 1840-х) укреплены на высоких лестницах: тут и детский стульчик, и библиотечная стремянка, и балаганные ходули. Их юбки свисают метра на четыре, как ширмы Петрушки. Бабушкин розовый капот и чепец, строгость, с которой она велит искать в томе «Айвенго» любовную записочку (попутно, незаметно для себя, обучая юную внучку искусству тайной передачи записочек), азарт, с которым Настенька бросается искать амурное письмо, легкое разочарование обеих (Жилец оказался порядочным юношей переплет, увы, пуст) — все замечательно смешно!
Бабушка правит домом и школит Настеньку с помощью длиннейшей скелетообразной руки из слоновой кости с загнутыми пальчиками. Не сразу, но узнаешь в ней чесалку от блох — необходимый предмет дамского туалета XVIII века, остаток былой роскоши бабушкиной юности. (Чесалка увеличена раз в десять.) И как сценичен этот гофмановский артефакт! Сколько в нем любви, озорства, игры с законным наследством — сундуками русской культуры

Катящаяся библиотечная стремянка покатилась по деревянному полу, который под ее весом начал издавать скрип и треск, похожий на раскат грома. Использование стремянки было ее любимым рутинным занятием в книжном магазине. Ей нравилось ощущение почти что полета. Если бы у нее только 

Здесь воскрес домашний XIX век. Не парадные его анфилады, а мезонины, жилые комнатки с низкими потолками. Тускло-яркие цвета топорной живописи средней руки. Смех, румянец, домовитые и наивные хитрости.
И это — часть Русского музея. Ничего общего с классическими и трагическими «Белыми ночами» Добужинского здесь нет. Но вся манера любовно-иронического воскрешения прошлого идет от «мирискусников».
Еще — это в высшей степени школа театра П. Н. Фоменко. По тонкости. По острой точности деталей. По цветовой насыщенности и веселой иронии кровных потомков этого Русского музея, его мастеров и их моделей.
И по умению выстроить то, что П. Н. Фоменко в одном из интервью определил словами Михаила Чехова: «партитуру атмосфер» спектакля.
Эта партитура атмосфер все время неуловимо меняется — как свет и воздух в белые ночи. Смех и слезы сменяют друг друга, как легкий дождь и неяркий свет, как мечты и реальность.
Смешно горе Настеньки о Жильце, которого она и видела-то раз шесть, сама ее любовь, возникшая из полной неопытности, из необходимости «сидеть пришпиленной» возле бабушки. Смешна и надежда «давать уроки» (точно Настенька начиталась еще и «Трех сестер»). Смешна вся уютно-нелепая, книжная, ходульная, мягкосердечная возвышенность Русского музея? Все его кодексы? Все его сантименты? Все его понятия о девичьих сердцах, романтическом одиночестве, верном ожидании жениха и самоотверженном самоотречении?
Что-то из этого уже навеки сдано в запасники. Но далеко не все.
В финале спектакля Мечтатель, так полно обнадеженный и так жестоко оставленный юной барышней возвышенного воспитания, восклицает:
— Боже мой! Целая минута блаженства! Да разве этого мало хоть бы и на всю жизнь человеческую?..
Такое миросозерцание давным-давно не носят. Оно вызывающе нелепо — как его порыжелый мятый цилиндр.
Оно даже постыдно. Как жизнь, прожитая в мечтах. Как неизбежный финал этой жизни — одинокая старость в той же комнатке, с нищим пенсионом.
Бог весть, почему гротескно-карнавальный спектакль «Белые ночи» так полно доказывает именно право Мечтателя быть тем, что он есть? Право все отдать, благословить и не помнить обиды; право не строить связи, а дружить с тенью Гофмана, возноситься в небеса Петербурга, зажигая уличные фонари".
Но «партитура атмосфер» разрешается именно этим. Несомненно: здесь-то нет ничего ходульного. За свои фантомы и фантазмы, за драгоценные свои тени Мечтатель отдаст жизнь. (Уже отдает — день за днем.) Но не будь его — над Невой не было бы воздуха. Не будь Мечтателя в каждом художнике, не будь Мечтатель так упорен в своем блаженном безумии, не умей он истратить жизнь на созерцание трещин в петербургской штукатурке, на тайные беседы со зданиями и островами, на легкую и жестокую тень Настеньки — не было бы и Русского музея.
Осталась бы так, выставка-продажа маэстро Чарткова. Вечная — и вечно однодневная.
Когда-то (теперь уж не скажешь, к добру или к худу) это было аксиомой. Теперь стало почти теоремой Ферма. В спектакле «Белые ночи» она доказана.
Впрочем, вся десятилетняя история театра «Мастерская Петра Фоменко» — доказательство именно этой теоремы.

Библиотечная стремянка. Передвижная классическая конструкция, представляющая собой разновидность стремянки. Передвигается при помощи мускульного усилия пользователя. Передвижное телескопическое сооружение. Оно раздвигается в верхней своей части. Дизайн настолько 


что когда однажды под вечер высоковатая библиотечная стремянка внезапно пришла в замедленное призрачное движение и стала, будто в обмороке, навзничь заваливаться вместе с ним, обнимавшим на самом ее верху целую кипу томов, он со стремянкой и книгами приложился об пол так неслышно, 

Tags: лестница стремянка самодельная лестница табурет-стремянка табурет stool step лесенка библиотечная лестница библиотечная стремянка маленкая лестница столяр плотник мастерская домашняя мастерская сделай сам домашний мастер мастеровой ножовка пила стамеска японская пила 


Удобная стремянка для библиотеки. Мягкое сиденье сверху, 4 обрезиненные ступеньки. Легкая алюминиевая конструкция.Стремянка библиотечная 4 ступени -


Библиотечная стремянка имеет две откидные ступени из деревянного массива. На верхней деревянной панели стремянки-стула имеется специальная прорезь для руки, чтобы переносить стул. Каркас такого изделия металлический. Для безопасной работы, при желании заказчика, возможно оснащение 

Библиотечная стремянка своими руками. Отличным помощником для библиотеки будет складывающаяся двухсторонняя стремянка, изготовленная из дерева своими руками. В комплект необходимых инструментов входят: ручная пила или электролобзик;; столярный (плотницкий) молоток;; шуруповерт 


Эргономичная библиотечная стремянка, с мягким сиденьем и обрезиненными ступеньками. Складывается и занимает мало места.Стремянка библиотечная 3 ступени -


Лестницы для библиотеки: лестница стремянка, стремянка-стул, стремянка-стол, стремянка-табурет, классическая стремянка.

Складная библиотечная стремянка на металлическом легком алюминиевом каркасе. Противоскользящие ножки. Нижняя ступенька с прорезиненным ковриком. Верхняя ступенька с мягкой вставкой. Удобная гнутая ручка.


Картинки по запросу лестница стремянка библиотечная.

Мобильная стремянка с двумя прорезиненными ступеньками для легкого доступа к верхним полкам архивных библиотечных стеллажей.


библиотечная стремянка 8 букв сканворд

библиотечная стремянка из дерева


библиотечная стремянка деревянная купить

библиотечная стремянка


библиотечная стремянка 8 букв

библиотечная стремянка на 2 ступеньки


библиотечная стремянка с ручкой

лестница стремянка библиотечная