+7 (792) 165-89-44
Приветствуем !
Меню

Перевод тепловых электростанций с угля на газу

перевод тепловых электростанций с угля на газ

Партия СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ просит российские власти проработать вопрос перевода омских тепловых электростанций (ТЭЦ) №4 и №5 с угля на газ для снижения вредных выбросов в атмосферу и нормализации экологической ситуации в городе, заявил депутат Госдумы Дмитрий 

Военные действия на востоке страны парализовали работу значительной части отечественного углепрома, а ТЭС страны не получают нужного для работы на номинальной мощности объема энергетического угля. Впервые за годы независимости из-за проблем на Донбассе, который по праву называют «сердцем» украинской угледобычи, одни шахты полностью остановлены, другие – разрушены, третьи – едва работают. Более половины шахт находятся на территории, оккупированной пророссийскими боевиками.
Страна вынуждена в срочном порядке изыскивать альтернативные источники покрытия потребности в черном золоте. В поднявшейся в СМИ истерии пессимисты в один голос твердят, что без донбасского угля у страны не будет света. Причем как в прямом, так и переносном смысле. Мол, без черного уголька «народных республик» Украина вряд ли сможет перезимовать.
Однако, как уже неоднократно было в наше время массированных информационных войн, месседжи, транслируемые прессой, не всегда соответствуют реалиям. Мы предлагаем Вам самим провести анализ объективной информации и взглянуть на ситуацию глазами реалиста. В сущности, сегодняшний угольный кризис надуманный: он не является системным, а всего лишь структурным. Проблема обусловлена не потерями объемов добычи энергетического угля, а нехваткой антрацитовых марок углей, добыча которых производиться преимущественно на территории боевиков. Причиной же сложившейся кризисной ситуации с обеспечением ТЭС энергетическим углем является разве что неповоротливость министерств и неспособность быстро принять экстренные меры по оперативному решению ситуации. Проблемы как таковой нет, а спекуляции на тему катастрофической нехватки угля – не более чем миф.
Паника, спекуляции и мифы на тему угля – это всего лишь политический заказ. Сегодняшний угольный кризис – это «лакмусовая бумажка» реального положения дел в отрасли, импульс его развития и модернизации, источник энергобаланса и диверсификации ресурсно-энергетической стратегии. Ведь все среднесрочные и долгосрочные меры по развитию отрасли, которые сегодня нужно принимать, и так уже давно назрели, и они не зависят от военно-политической ситуации в стране. Давайте разберемся в ситуации, развеем мифы и определим пути решения.
Тепловая энергетика – основа стабильности энергосистемы государства
Для начала анализа дадим общую информацию об украинской генерации электроэнергии. Энергетический уголь нужен 14 отечественным ТЭС. Уголь – главный ресурс их бесперебойной работы. В стране 10 станций находятся в частных руках (70%), остальные – в государственной собственности. Теплоэлектростанции – основа стабильности и целостности функционирования единой энергетической системы нашей страны.

Резервное топливо - газ, мазут. Станция входит в состав созданного государственного предприятия "Центрэнерго". Напомним, 13 января 2016 года Минэнерго сообщило о планах перевода ТЭС на газовый уголь. Аналогичные заявления о планах перевода ТЭС на газовые угли делались 

Общая мощность всех генерирующих электроэнергию станций составляет 53 ГВт, из которых порядка 52% приходится на тепловые электростанции. Для производства электроэнергии станциям, помимо газа и мазута, главным образом нужен уголь. Более 70% от тарифа на электроэнергию занимает покупка энергоносителей. Тепловая энергетика имеет долю в общем балансе производства электроэнергии до 45%. В структуре установленных мощностей электростанций страны на ТЭС приходится порядка 63%. А на угле работают 42% мощностей украинской электроэнергетики. С учетом того, что для отечественной энергетики характерна ситуация дефицита энергетических мощностей, связанная с сильным износом основных фондов, такие объемы электроэнергии на сегодня просто нечем в одночасье заместить.
Долгие годы тепловая энергетика выступала в качестве «черной дыры». В ней растворялись как огромные бюджетные деньги, так и средства потребителей за электроэнергию. Это достигалось за счет дисбаланса между тарифами на электроэнергию, вырабатываемую тепловыми и атомными электростанциями. АЭС в силу своей специфики (длительности производственного цикла, малых текущих затрат, больших капиталовложениях и необходимости аккумулирования средств на выведение из эксплуатации АЭС в будущем) позволяют достаточно безболезненно для текущей эксплуатации значительно занизить себестоимость вырабатываемой электроэнергии и за счет этого поднять тариф ТЭС без значительного увеличения финансовой нагрузки на конечного потребителя. Таким образом, деньги потребителей перетекают в ТЭС и через ТЭС людям, курирующим «угольные схемы», а издержки на реконструкцию АЭС и выведение их эксплуатации мы доблестно перекладываем на наших детей.
Огромные средства долгие годы плавно перетекали в карманы приближенных к власти частных собственников ТЭС и шахт. При этом сами ТЭС «выжимали», как лимон. Об их модернизации и реконструкции, ресурсной и экономической эффективности их работы и думать никто не хотел. Так, из 14 ТЭС страны более 80% энергоблоков уже на сегодня превысили границу физической изношенности в 200 тыс. часов наработки.
Тепловая энергетика – это 6 основных компаний, пять из которых (ООО «ДТЭК Востокэнерго», ПАО «ДТЭК Днепроэнерго», ПАО «ДТЭК Западэнерго», ПАО «Киевэнерго» и «Донбассэнерго») являются частными, а «Центрэнерго» просто еще не успели приватизировать.
Баланс добычи: шахтеры без отбойных молотков

О каких электростанциях идет речь? Вероятно, о «Центрэнерго»? Но там все электростанции могут работать как на газе, так и на угле. Например, Трипольская ТЭС имеет возможность переходить с угля на газ, и неоднократно делала это. Змиевская ТЭС также вполне может работать на 

Главная причина снижения объёмов угледобычи в 2014 году – военные действия и оккупация востока страны, в результате которых нарушена нормальная работа большинства шахт. В стране насчитывается 150 шахт, из которых 93 – государственные, 57 – частные. На Донбассе, территории Донецкой и Луганской областей, расположены шахты, добывающие 80% украинского угля.
Согласно условной демаркации границ между Украиной и т.н. «ДНР» и «ЛНР», на оккупированной боевиками территории находятся 83 шахты (55% от общего числа), которые в условиях мирной жизни давали стране 38% от всего объема угледобычи. Остальные 67 шахт находятся на «родных» украинских землях. То есть на территории ДНР/ЛНР находятся шахты менее производительные и менее эффективные с критическим износом основных фондов. Преимущественно – это добытчики энергетического угля антрацитовой группы.
Из баланса работы углепрома страны «выпало» больше половины шахт страны, которые суммарно давали более 30 млн из более чем 80 млн тонн в год. Работают в основном шахты на украинской территории, а также основная добыча угля производится шахтами «ДТЭК», которые в т. ч. находятся и на территории «ДНР» и «ЛНР». Сегодня общую «корзину» энергетических углей страны пополняют на 83% частные шахты, а 17% угледобычи дают государственные предприятия.
По сравнению с частным сектором, падение угледобычи в госсекторе больше, но объемы добычи меньше. Так, падение угледобычи в государственном секторе производства составляет 33%, в частном секторе – почти 19%.
В Украине, а также на территории Донбасса, которая находится под контролем украинских военных, на сегодня остались в основном шахты, которые производят газовые угли. Речь идет о марках «Д» (длиннопламенные) и «Г» (газовые). Например, из 24 работающих государственных шахт, которые находятся на территории украинского Донбасса, в основном добывается уголь марки «Г». Это предприятия объединений «Красноармейскуголь», «Селидовуголь», «Шахта Краснолиманская», «Шахта Южнодонбасская №1», «Лисичанскуголь», «Доброполье». Помимо этого на потребности страны работают еще десять шахт днепропетровского «Павлоградугля» и десяток маломощных шахт Львовско-Волынского бассейна. Эти шахты в основном дают стране газовые угли.
На оккупированных же землях располагаются шахты, добывающие больше низкореакционные угли. Это марки «А» (антрацит) и «Т» (тощий). Потери идут как по линии государственной, так и частной добычи угля. Хотя более значительные потери угледобычи наблюдаются у государственных шахт (их в зоне оккупации боевиков 56). На шахтах в зоне «народных республик», за время боевых действий добыча угля на многих шахтах сократилась в 3,5 раза. Именно поэтому наша энергетика испытывает дефицит в углях антрацитовой группы.
На территории «народных республик» находятся такие основные добытчики антрацитовых углей, как «Орджоникидзеуголь», «Донбассантрацит», «Антрацит», «Ровенькиантрацит», «Комсомолец Донбасса», «Макеевуголь», «Шахтерскантрацит», «Краснодонуголь», «Луганскуголь», «Торезантрацит» и др. Из крупных добытчиков антрацита «в работе» 5 шахт «Свердловантрацит» («ДТЭК»), 6 шахт «Ровенькиантрацит» («ДТЭК»), «Краснодонуголь» («Метинвест»). Многие работают не более чем на 20% от уровня нормальной загрузки, но даже этот уголь на «родную» украинскую землю не поступает.
Угледобывающим предприятиям в «серой» зоне работается весьма тяжело. Например, один из крупнейших добытчиков энергетических углей шахта «Комсомолец Донбасса» выдавала в «довоенное» время на-гора порядка 5 млн тонн. Сегодня предприятие находится в зоне обстрелов в районе «Дебальцевского котла». В условиях постоянного огня шахта едва работает, а производственная цепочка разрывается. А ведь именно эта шахта – главный поставщик углей антрацитовой группы (Тощий) для потребностей Приднестровской и Криворожской ТЭС, которые находятся в Днепропетровской области.
Итак, в результате, баланс угля с позиции добычи выглядит на сегодня так. По итогам 2014 года в связи с военно-политической ситуацией в стране объемы добычи угля снизились на 22% по сравнению с прошлым годом – до 65 млн тонн угля. При этом добыча энергетического угля упала на 18%, до 49 млн тонн, из которых порядка 13 млн тонн – это антрацитовые марки углей, остальные 36 млн тонн – газовые угли.
Для сравнения, в спокойном для угольной отрасли 2013 году было добыто в целом 83,7 млн тонн черного золота, энергетического угля – в объеме 59,9 млн тонн. Порядка 10-15% общей угледобычи идет на экспорт (ежегодно порядка 5-6 млн тонн), оставшийся сжигаются на тепловых станциях, обеспечивающих львиную долю потребностей страны в электроэнергии.
Итак, реальные годовые потребности страны составляют порядка 50 млн тонн энергетических углей, из которых 47 млн тонн – уходило для удовлетворения потребностей ТЭС (в пропорции: 12,2 млн тонн – антрацитовых углей, 34,8 млн тонн – газовых), остальное – шли на металлургические заводы, для потребностей производителей сахара, цемента, соды и прочие.
Таким образом, в связи с конфликтом н

На какую из стран приходится наибольший объём выбросов углекислого газа (СО2) в атмосферу? 1) Индия. 2) Саудовская Аравия. 3) США. 4) Россия. Пояснение. Правильный направлений борьбы с глобальным потеплением климата учёные считают. 1) перевод тепловых электростанций с угля на мазут.


Перевод контекст "тепловых электростанций," c русский на английский от Reverso Context: Энергоснабжение города осуществляется с помощью энергетической системы, состоящей из трех тепловых электростанций, Капчагайской гидроэлектростанции, Алма-Атинского каскада ГЭС, включающего 

И все же ИНТОР —— это еще далеко не термощерная электростанция, а лишь дальние подступы к ней. К примеру, человек умеет производить хороший и чистый газ и бензин из угля. В США подсчитано, что перевод тепловых электростанций с нефти на уголь обошелся бы в триллион (!) долларов.


Представители партии Справедливая Россия обратились к российскому правительству с просьбой рассмотреть вопрос перевода омских тепловых электростанций (ТЭЦ) №4 и №5 с угля на газ.


В июле 2016 г глава Минэнергоугля И. Насалик уже называл параметры переоборудования 2 х энергоблоков Змиевской ТЭС на уголь газовой группы:  и Углегорской ТЭС и исследование ресурсной базы газового угля, с целью обоснования возможности перевода этих энергоблоков на газовый уголь марки 

В США появились учёные-прагматики, которые считают нецелесообразным переводить тепловые электростанции на природный газ вместо использующегося в данное время угля. Они подсчитали, что замена угля на газ не принесёт должного эффекта. Природный газ вместо угля в 


С одной стороны, переоборудование тепловых электростанций с газа на уголь, чтобы меньше зависеть от российского газа. С другой И даже перевод электростанций с газа на уголь все равно дает лишь четверть топливного баланса, идущего на производство электричества. Запасы 


При этом мы будем сейчас наблюдать рост потребления угля газовой группы, в том числе, вследствие принятия решения о переводе части блоков украинских тепловых электростанций на уголь марки Г. То есть потребность в нем будет возрастать, но здесь у нас возникают очередные 

Запишите öèôðû, под которыми они указаны. 1) добыча угля открытым способом 2) перевод тепловых электростанций с угля на газ 3) осушение болот в лесных зонах 4) строительство оросительных каналов на равнинных реках 5) перевод промышленных предприятий на замкнутый водооборот Ответ: .


В США появились учёные-прагматики, которые считают нецелесообразным переводить тепловые электростанции на природный газ вместо использующегося в данное время угля. Они подсчитали,


В настоящее время доля газа в структуре топливного баланса тепловых электростанций составляет около 70 процентов, угля и прочих видов топлива – 28 процентов, мазута и нефтетоплива – менее 2 процентов  Перевод проекта генерации на другой вид топлива после заключения ДПМ не допускается.

С началом перестройки перевод на газ угольных станций в европейской части России продолжился – началась так называемая газовая пауза, призванная сократить Как результат, началось использование на ТЭС непроектных марок угля и даже отходов углеобогащения и угледобычи.


Необходимость перевода на использование угля на ТЭС была обусловлена неус- тойчивостью ситуации на угольная компания – может получить дополнительную прибыль от увеличения продажи угля. При реализации проекта по переводу газовой электростанции на угольное топ- ливо, таким образом 


Решение, которое удовлетворило бы многих, - обратный перевод газовых станций на уголь. Но это дорогой  На угольных теплоэлектростанциях (ТЭС) Сибири вводятся экологически чистые технологии сжигания угля, чтобы впоследствии использовать газ, полученный из угля, в парогазовых установках.

Уносимый вместе с дымом из труб тепловых электростанций этот отход производства наносит в виде кислотных дождей существенный ущерб окружающей среде. Такая мера борьбы с увеличилась. Конечно, эту проблему можно решить за счет перевода электростанций с угля на мазут и природный газ.


Некоторые свойства топлив, сжигаемых на тепловых электростанциях Энергоконсультант энергоаудит предприятий энергетические обследования об обратном переводе ТЭС с природного газа на твердое топливо и о замещении выработки электроэнергии на газомазутных ТЭС выработкой на АЭС.


Создание специальных установок по улавливанию из дыма тепловых электростанций сернистого антигидрида и переработка его в серную кислоту – обеспечит решение нескольких проблем.  Конечно, эту проблему можно решить за счет перевода электростанций с угля на мазут и природный газ.

перевод тепловых электростанций с угля на газель


перевод тепловых электростанций с угля на газели


перевод тепловых электростанций с угля на газ это рационально